Site menu:

Краткое содержание журнала

1968 год
В данном журнале размещены статьи, посвященные историческим событиям в области науки, представлены тесты для знатаков, викторины

{::АПРЕЛЬ::}

Из прошлого русской геоботаники

Вернувшись в Россию, молодой ученый поселился в Киеве и стал готовиться к экзамену на степень магистра ботаники. Он много за­нимался, восполняя пробелы в своем естественнонаучном образовании, и в то же время продолжал обработку экспедиционных материалов. В 1863 г. рукопись была закончена. Представленная на соискание академической премии, она была удо­стоена половины этой награды и дала ее автору степень магистра ботаники Киевского университе­та. В 1865 г. «Материалы для ботанической географии Арало-Каспийского края» были опуб­ликованы в «Записках Академии наук» и принесли автору широ­кую известность и славу «одного из наиболее ярких деятелей гео­ботаники 60-х годов». То были годы появления новых идей в естествознании. Работы этого периода дали толчок и в развитии новой науки — геобота­ники. Сам термин «геоботаника» появился в эти годы в работе Рупрехта «Заметки о черноземе»; автор ее определил геоботанику как науку о взаимоотношениях растительности с физико-геогра­фической средой. В эти годы гео­ботанические вопросы впервые начали ставиться в Академии наук.

Новые идеи не могли не отра­зиться и в работе Борщова. «Ма­териалы» — это классическое про­изведение русской научной лите­ратуры, в котором мы находим зачатки очень многих современ­ных геоботанических концеп­ций», — писал в 1945 г. в связи с 80-летием со времени опубли­кования этой работы советский геоботаник В. Б. Сочава. В работе Борщова настойчиво выдви­гается идея обусловленности рас­тительности не только климатом, но и почвой. Борщов становится магистром, затем доцентом, а через не сколько лет доктором ботаники и профессором Киевского универ­ситета. Интересы его необычай­но разнообразны, среди много­численных научных работ, соз­данных им в эти годы, статьи по альгологии (о водорослях), биохимии, химии, анатомии растений, сравнительной морфологии. Однако, видимо не без влияния немецкой университетской ботаники, в которой преобладало

морфологическое направление, Борщов, к сожалению, совсем отошел от ботанической геогра­фии, для которой он так много сделал.

В университете Борщов пользо­вался всеобщей любовью и ува­жением. Ботаник И. Ф. Шмальгаузен вспоминал впоследствии: «Крайне живой... много знаю­щий, превосходный музыкант, а притом искренний и простой в жизни и в обращении, Борщов легко приобретал симпатии и уважение своих товарищей. Сту­денты не менее любили и уважа­ли его. Свой интерес и любовь к науке он умел вдохнуть своим слушателям...» Соединяя много­стороннее образование с основа­тельностью, пылкий и увлекаю­щийся, Борщов неутомимо рабо­тал и как кабинетный ученый, и как преподаватель. В то же время он всегда был готов тру­диться для общего блага и вне круга своих обязанностей. Во время Балканской войны в больнице, устроенной универси­тетом для раненых, Борщов на свои средства содержал одну койку и, кроме того, выполнял обязанности помощника врача. По нескольку часов в день он перевязывал раны. Отбирая для больницы раненых в военных госпиталях, Илья Григорьевич заразился тифом и через не­сколько дней умер. Его похоро­нили в селе Будище под Киевом, где он с семьей обычно прово­дил лето.

 

1[2]
Оглавление
Источник http://niidg.ru/